Что говорят бухгалтеры о налоговых проверках

361

Деловое взаимодействие предприятия с налоговой подразумевает «золотое правило»: инспектор выполняет контрольные функции, а бухгалтер способствует справедливой и качественной проверке.

В чем толк

Пунктом 3 статьи 88 Налогового кодекса законодатель разрешает налоговым проверяющим запрашивать пояснения по тем суммам в документах, правдоподобность которых вызывает у них сомнения. Согласитесь, если посадить в ИФНС совсем молодого сотрудника проверять данные деклараций и бухгалтерской отчетности, сомнения и вопросы будут возникать на каждом шагу, потому как далеко не просто сводить дебет с кредитом – в одном учете, и отражать соответствующие налоговые платежи – в другом. Ну а если возникают вопросы, то согласно вышеуказанной норме закона мы, налогоплательщики, должны давать на них исчерпывающие ответы. В итоге, столкнувшись на своем пути с неопытным налоговиком, бухгалтер рискует половину рабочего времени потратить на составление разъяснительных документов, подшивку налоговых регистров и прочих доказательств своей компетентности. Должны ли работники бухгалтерии комментировать очевидные вещи для знающего Налоговый кодекс человека? Существуют ли сроки, в которые должен уложиться инспектор, запрашивая разъяснения по одному и тому же вопросу? Имеет ли он право, получив письменные разъяснения по отчетности, не читать их? Пришло время разграничить понятия «необходимые пояснения по представляемой налогоплательщиком отчетности» и «дистанционное обучение сотрудников налоговых инспекций основам бухгалтерского и налогового учета».

Светлана Мультан:

Ложная тревога

В моей практике была следующая история. В декабре, к концу календарного года, сотрудники инспекции посредством направления уведомления предложили нам буквально «объяснить расхождения между расчетной суммой НДФЛ и фактическим перечислением налога в бюджет за 9 месяцев». Немаловажно учесть то обстоятельство, что при получении данного запроса сроки подачи сведений по НДФЛ за весь год еще не наступили.

После дополнительной сверки мы убедились, что расхождения у нас отсутствуют. Пояснительную записку с приложением копий «платежек» и сведений о начислениях по ФОТ я решила представить в ИФНС лично и заодно поинтересоваться, почему, не дождавшись годовой отчетности по НДФЛ, делаются выводы о расхождениях по платежам. Оказалось, что претензий как таковых к нашей организации и не было, просто в ИФНС произошли некоторые недоразумения с программным обеспечением. Как позже выяснилось, подобное уведомление было направлено в адрес многих организаций, состоящих на учете в той же инспекции.

Применялись ли санкции к тем компаниям, которые проигнорировали это сомнительное уведомление, я не знаю, но, думаю, что в этом случае налоговики не могут требовать разъяснений по ошибочно отправленным запросам.

Что до всего остального, чаще всего нашей бухгалтерии приходилось давать пояснения, связанные с подачей декларации по ЕСН (были выявлены несоответствия в строках 700 и 1100 отчета). Расхождения возникали из-за не облагаемых по части ФСС выплат. После перепроверки расчетов оказывалось, что в исправлениях декларации не нуждаются. Полагаю, что данные пояснения потребовались «на всякий случай».

Но все-таки один раз запрос от налоговой помог найти ошибку, правда, она была чисто механической. Все обошлось подачей «уточненки», в расчеты изменения вносить не пришлось.

Исчерпывающий ответ

Я рассматриваю запрашиваемые пояснения как желание инспектора получить конкретные ответы на поставленные вопросы. Всю необходимую информацию направляю в форме письма на фирменном бланке компании с указанием исходящего номера. В приложении к письму считаю необходимым скопировать те документы, которые позволяют четко определить происхождение поясняемого показателя, – строки отчетности с соответствующими суммами, либо ссылки на соответствующий закон.

Лучше меньше, да лучше

Если это касается задолженности по налогу, то понятно, что отсутствие необходимых пояснений и уточнений чревато списанием недоимки с расчетного счета, а то и полным его замораживанием. Думаю, что такие проблемы никому не нужны. Более того, можно дождаться и выездной проверки, если уж очень настойчиво игнорировать запросы ИФНС. По большому счету, многое зависит от суммы расхождений.

Их же методами

Стоит отметить, что законодательство дает возможность детально разобраться в происхождении тех или иных цифр в отчетности не только налоговикам, но и бухгалтерам. Лично мне не раз приходилось обращаться с запросами и на основании разъяснений уже самих налоговиков принимать те или иные решения. Задаваемые мною вопросы, по моей оценке, являлись достаточно спорными и малораспространенными. Обращение за комментариями в госструктуры характеризует бухгалтера как человека бдительного и внимательного к законодательству, а ответ ФНС обеспечивает уверенность в действиях бухгалтера. Но существуют и примитивные вопросы, которые, безусловно, могут вызвать подозрения у инспекторов.

Ищем точки соприкосновения

Разумеется, основные процессы взаимодействия бухгалтера с налоговой инспекцией базируются на нормах существующего законодательства. Поэтому для более эффективного общения придется оптимизировать непосредственно правовую базу. Хорошей профилактикой от разногласий послужило бы привлечение в ИФНС практикующих бухгалтеров, наподобие «суда присяжных». Кроме того, думаю, что прикрепление организации к одному инспектору (как это было ранее) наиболее удобно для налогоплательщика. Конечно, проверяющим проще заниматься определенным налогом или платежом, например, только НДС или только налогом на прибыль, но для бухгалтера наиболее приемлемый вариант – приходить с вопросами или пояснениями к одному и тому же человеку, нежели всякий раз общаться с новым специалистом.

 

Анна Шадрина, главный бухгалтер:

Запрос «авансом»

Не так давно я убедилась, что неоправданно повышенное внимание со стороны фискальных органов можно почувствовать сразу же после регистрации новой фирмы. Именно так и произошло, когда учредитель, он же директор, начал предпринимательскую деятельность, открыв небольшое предприятие на УСН. На начальном этапе штатных сотрудников в фирме не было, и единственный руководитель зарплату не начислял даже себе. Между тем, согласно законодательству и правилам применения «упрощенки», в бюджет уплачивался единый налог. Но не успел подойти срок окончания первого в жизни фирмы налогового периода, как вдруг от инспекции поступает требование о представлении пояснений, почему предприятием сдана «нулевая» отчетность. Конечно, ошибка была налицо, ведь ни налоговую декларацию, ни бухгалтерский баланс в инспекцию никто еще не сдавал. Чтобы не затягивать решение проблемы долгой перепиской, с инспектором была проведена телефонная беседа. В итоге сотрудник ИФНС отменил свое требование, сославшись на возникшее недоразумение.

Инспектор не верит в «нулевую» отчетность

Хочется верить, что подобные случаи единичны. Но известно, что отношение налоговиков к отчетности без положительных финансовых результатов в принципе довольно скептическое. По их мнению, коммерческая организация создается в целях извлечения прибыли и по определению не может иметь нулевых или отрицательных показателей. Очень жаль, что сотрудники инспекций не берут в расчет тот факт, что вновь созданная фирма не может сразу же приносить прибыль. Кроме того, нередки ситуации, когда налоговики вызывают руководителей на так называемые «убыточные» комиссии. Для организаций, которые только открылись и не успели не то чтобы извлечь прибыль, но даже штат набрать, я считаю такой способ контроля неразумным. Предпринимателям всегда катастрофически не хватает времени, которое лучше уделить на стратегическое планирование или организацию работы, а не на бессмысленную переписку с контролерами.

Чему не учат в налоговой

Сотрудникам инспекции, в которой мы числимся, чаще всего приходится пояснять расхождения между отчетом о прибылях и убытках и налоговой декларацией по налогу на прибыль. Суть этих расхождений связана с различными методами учета доходов и расходов в БУ и НУ. Однажды я пыталась решить эту проблему по телефону, но инспекторы очень далеки от бухгалтерских тонкостей, несмотря на то, что большинство из них имеет экономическое образование. Очень мало специалистов налоговых органов могли бы похвастаться знаниями в области составления отчетности или анализа той или иной строки бухгалтерского баланса. Поэтому, на мой взгляд, непонимание между контролерами и предпринимателями будет наблюдаться всегда.

Наталья Елизарова, главный бухгалтер:

Раз на раз не приходится

На моем пути встречались разные представители фискальных органов: одним было достаточно минимальных уточнений, другие, опираясь на распоряжение руководства, требовали детальной информации. Так, однажды пришлось дать комментарии по транспортной декларации из-за того, что данные компании по мощности имеющихся на балансе автомобилей не совпадали с информацией из ГИБДД. Я сделала ксерокопии паспортов транспортных средств, составила их перечень, прошила и передала налоговому инспектору. Налоговиков эти документы целиком и полностью удовлетворили.

По-другому сложилось общение с ИФНС № 25 по г. Москве. При сдаче декларации по НДС с нас дополнительно требовали расшифровку строки на вычет. Кроме того, без письма, содержащего информацию о расходах, облагаемых НДС и подлежащих вычету, декларацию вообще не принимали. В других налоговых никто не требовал подобных расшифровок, но любые попытки доказать, что согласно Налоговому кодексу и правилам заполнения декларации, подобные действия неправомерны, не дали никакого результата. Ответ был лишь один: «Приказ начальства». Сейчас наша организация числится в другой инспекции и сдает электронную отчетность. Не знаю, продолжает ли ИФНС № 25 требовать расшифровку.

Владимир Кривопустов, юрист и консультант по налогам и сборам:

Природа разъяснений

Мне приходилось сталкиваться с ситуацией, когда налоговики запрашивали пояснения по отчетности, несмотря на то что алгоритм формирования той или иной суммы был максимально прозрачен. Однако я считаю, что это необязательно связано с низким уровнем компетенции самого инспектора. Большую роль играет объем материалов в производстве, а также построение рабочего процесса руководством инспекции или начальником отдела в самой структуре. Если зайти в любой из отделов по камеральной проверке, можно увидеть, что в одном кабинете сидят около десяти инспекторов и у каждого из них на рабочем месте сосредоточено огромное количество деклараций, копий документов и других бумаг, представленных налогоплательщиками. Так как на одного сотрудника приходится сразу несколько организаций, то при работе с отчетностью одной из них инспектор непроизвольно забывает про другие. Поэтому и рождается поток требований, чаще всего абсолютно ненужных.

Действуем по ситуации

Тем не менее согласно существующим нормам на запрос от инспектора придется ответить по всем правилам – в письменном виде. Вместе с тем считаю, что при подаче пояснения необходимо учитывать, каковы отношения с налоговым органом – доброжелательные они либо непримиримые. Как ни странно, от данных критериев зависит и объем пояснений, и сроки исполнения запроса.

Приведу пример. Одна из инспекций Западного административного округа г. Москвы довольно враждебно относится к процессу возмещения НДС. Добиться решения о возврате сумм налога чаще всего можно только через суд. Так, проверяя документы одной из компаний-экспортеров, налоговики указали, что номер рейса в авианакладной не совпадает с номером рейса в ГТД, а наименование грузоотправителя и грузополучателя в погрузочной накладной не совпадают с соответствующими наименованиями в контракте и ГТД. Компания, зная особенности «общения» с инспектором по вопросу возмещения НДС, подготовит достаточно формальный ответ. В нем будет указано, что авианакладная содержит информацию по отправке товара несколькими рейсами, и один из этих рейсов указан в ГТД. Расхождения в наименованиях сторон сделки бухгалтер объяснит тем, что погрузочная накладная не является товаросопроводительным документом. Именно по этой причине в ней можно указывать отправляющую и принимающую стороны так, как посчитают нужным перевозчик и покупатель товара. Проще говоря, вышеуказанные пояснения будут сформулированы не столько для налогового инспектора, сколько для судебной инстанции, с целью создания у нее устойчивого положительного мнения о компании. Налогоплательщик, давший разъяснения по запросу, пускай даже минимальные и формальные, избежит гнева фискальных органов.

Похожая ситуация возникла в одной из инспекций Центрального административного округа г. Москвы. Там отношения «налогоплательщик – ИФНС» складываются уже как «доброжелательные», и вернуть НДС без суда законопослушной организации будет несложно. По этой причине на запрос ИФНС бухгалтер постарается дать более полный ответ, с указанием номеров граф в авианакладной и ГТД, на которые инспектору следует обратить внимание. В случае с расхождением в наименованиях будет дана ссылка на договор с перевозчиком и таможенным брокером, а также информация о соотнесении погрузочной накладной с определенной ГТД. Подготовленное пояснение сотрудник компании самостоятельно отнесет в налоговую, встретится с инспектором и четко и подробно расскажет, куда надо смотреть и с чем сопоставлять.

Вам – налево, нам – направо

Думаю, что в основе непонимания между инспектором и бухгалтером лежит человеческий фактор, уровень профессиональной подготовки и наличие у сторон разнонаправленных целей. Для снижения вероятности конфликтов между этими сторонами, а также с целью регулирования натиска со стороны проверяющих структур, необходимо введение персональной ответственности руководства налогового органа за неправомерно принятые решения или за отказ в принятии решения в установленные законом сроки. Причем определяющим моментом должна служить неотвратимость наступления такой ответственности.

Анастасия Петрова, налоговый инспектор:

Надо понимать, что камеральная или выездная проверка компании, например, реализующей автомобили, – это одно, а фирмы, специализирующейся на ценных бумагах, – совершенно другое. Поэтому знания инспектора в области взимания того или иного налога могут быть гораздо шире и глубже, нежели знания, полученные бухгалтером за годы работы в одной и той же компании. Безусловно, сотрудники, не имеющие значительного опыта работы, не занимаются проверками крупных корпоративных компаний. В нашей инспекции специалистам с небольшим опытом работы доверены функции по проверке «нулевых» деклараций. Лично я тоже не имею конкретно бухгалтерского образования или соответствующей практики – у меня высшее экономическое образование. Тем не менее, проверяя 3-НДФЛ, по моим личным подсчетам, в шести из десяти деклараций я нахожу ошибки.

Добавить комментарий