Третий квартал может стать последним

72

Третий квартал 2015 года может стать, по оценкам Министерства финансов, последним кварталом рецессии в российской экономике — с таким прогнозом выступил замглавы Минфина Максим Орешкин. Прогноз Минфина, несмотря на внешнюю оптимистичность, вероятно, самый негативный из прогнозов государственных и окологосударственных структур: потолок посткризисного роста ВВП в 2016-2017 годы — 2,5%. Предположение о циклическом спаде выпуска в 2015 году Минфин, очевидно, не разделяет, источников устойчивого роста не видит.

Пик снижения производства ВВП, по оценке Минфина, будет пройден в первом квартале 2015 года — с таким заявлением выступил Максим Орешкин, глава департамента долгосрочного стратегического планирования ведомства. Напомним, 20 марта господин Орешкин назначен заместителем руководителя Минфина; в отсутствие официальных среднесрочных прогнозов Минфина его предъявленные расчеты по моделям ведомства могут считаться позицией финансового министерства при обсуждении динамики макропоказателей, в которой принимают участие ЦБ, Минэкономики, Институт Гайдара и РАНХиГС, аналитические центры Высшей школы экономики, аналитики банковских и инвестбанковских структур, а также рейтинговых агентств. Максим Орешкин представил некоторые оценки, которые будут использованы для выработки точки зрения Минфина на приоритеты экономической политики при создании с апреля 2015 года проекта бюджета на 2016-2018 годы.

Расчеты Минфина дают иной прогноз по динамике кризиса, нежели модели ЦБ и Института Гайдара—РАНХиГС, с одной стороны, и Минэкономики и банковских аналитиков — с другой. Аналитики первой группы ставят на сильный (от 4% до 7%) спад ВВП в течение 2015 года с продолжением спада в 2016 году и последующим сильным ростом, вторая группа предполагает умеренную (2-3%) рецессию до конца 2015 года с последующим быстрым выходом на рост на уровне среднемирового. С точки зрения краткосрочной динамики прогноз Минфина крайне позитивен: исходя из слов Максима Орешкина, в финансовом ведомстве полагают, что наибольшее поквартальное снижение ВВП уже достигнуто в первом квартале 2015 года, далее темпы спада будут снижаться, «в принципе, мы не исключаем, что рецессия закончится уже в третьем квартале», заявил господин Орешкин (годовая динамика ВВП будет в любом случае отрицательной). Однако, по его словам, «это не означает, что будет бурный рост»: в 2016-2017 годах рост ВВП в расчете по этой модели составит 2-2,5% в год, то есть — ниже среднемировых. Минфин также не допускает стагфляции в экономике в 2015-2017 годы — по словам господина Орешкина, Минфин ожидает снижения годовых темпов инфляции после июля 2015 года (дата индексации тарифов госмонополий) до 11% и ниже, снижение будет «резким».

Отметим, сами по себе цифры спада ВВП в конкурирующих моделях не так важны, как логика происходящего — и логика Минфина, прокомментированная Максимом Орешкиным, пока наиболее пессимистичная из представленных. Спад 2014-2015 года Минфин считает исключительно структурным (напомним, ЦБ сейчас склонен считать его в значительной степени циклическим, и это заложено в модель денежно-кредитной политики Банка России, циклическая составляющая есть в большей части альтернативных расчетов, наиболее слабо она представлена в моделях Минэкономики). В отличие от экспертов РАНХиГС и Института Гайдара, в Минфине полагают невозможным сильный (6-7% ВВП) спад в 2015 году. В целом же в финансовом ведомстве полагают крайне вялым ответ экономики на внешние шоки 2014-2015 года — соответственно, исходя из этого, Минфин не видит и оснований для быстрой адаптации игроков к новым условиям в 2015-2017 годах и существенных структурных сдвигов в экономике к 2017 году. (Минфин, как и большинство аналитиков, исходит из медленного роста цен нефти к среднесрочным показателям в $70 за баррель). Де-факто, Минфин перешел на «докризисную» точку зрения министра экономики Алексея Улюкаева, в октябре-ноябре 2014 года ожидавшего многолетней стагнации в экономике РФ и роста на уровне 1-3% годовых даже при высоких ценах на нефть.

Судя по всему, наибольшие риски прогноза Минфина, которые в большей степени учитываются прогнозом Института Гайдара—РАНХиГС и утрированы в февральском прогнозе Moody`s, обосновывавшем снижение суверенных рейтингов РФ — в возможной недооценке спада деловой активности летом 2015 года. В реальности наиболее существенное расхождение логики всех опубликованных прогнозов — в качественных оценках адаптации экономики ко внешним шокам. ЦБ и Минэкономики полагают, что она уже завершается (исходя из того что события первого полугодия 2014 года влияли на настроения инвесторов едва ли не больше, чем девальвационный шок и обвал цен на нефть во втором полугодии), РАНХиГС и Институт Гайдара, как и банковские аналитики, полагают, что даже первичная адаптация будет продолжаться до конца 2015 года. Идея Минфина, судя по всему, заключается в том, что полноценной адаптации компаний к новым условиям стоит ждать вообще за пределами прогнозного срока 2015-2017 годов — ухудшение внешних условий торговли (при стабильности внутренних условий) вызовет лишь постоянный спад экономического роста без быстрых структурных изменений.

Дмитрий Бутрин

Добавить комментарий