Анатолий Аксаков

123

Российские банки зафиксировали в январе убыток в 24 млрд руб. Можно ли говорить о том, что в России наступил банковский кризис? Что должен сделать сегодня ЦБ, чтобы поддержать финансовую сферу? Как выжить банкам в регионах? На эти и другие вопросы ведущему Петру Косенко ответил глава Ассоциации региональных банков, заместитель председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков в рамках программы «Действующие лица».

«Банковское сообщество — не очень объективный участник разговора»

О банкротстве Судостроительного банка: «К сожалению, банк большой, соответственно, довольно большое количество вкладчиков. 1 млн 400 тыс. руб. с 1 января — сумма возмещения по вкладам, то есть довольно много выплатят. Сумма выросла вдвое. Эта норма действует, и через две недели АСВ начнет как по часам выдавать эти 1 млн 400 тыс. руб., причем я, пользуясь случаем, хотел бы вкладчикам посоветовать не бежать сразу становиться в очередь: свои 1 млн 400 тыс. руб. вы точно получите».

О ситуации в банковском секторе: «Ситуация в экономике не очень позитивная сейчас, а банки — часть экономики, и если заемщики не выполняют свои обязательства перед банком, то у банка могут возникнуть проблемы. Это реальность, но надо в то же время понимать, что подавляющее большинство банков проводили вполне взвешенную политику и не концентрировались на узком круге заемщиков, и, соответственно, они могут рассчитывать на то, что даже если у кого-то возникнут проблемы — у одного, двух заемщиков — та маржа, которую они получают благодаря другим заемщикам, перекрывает этот убыток. Поэтому в целом система устойчивая, о кризисе вообще нельзя говорить, но у отдельных банков могут возникать проблемы».

«Я ожидаю снижения ключевой ставки в апреле до 10%»

О помощи региональным банкам: «Очевидно, не во все регионы могут попасть деньги, которые выделило государство на докапитализацию банков, поскольку есть депрессивные регионы, где отдача более усложнена, где заемщикам труднее работать, возникают опасения, что некоторые регионы останутся без поддержки государства. Региональные банки зачастую работают более гибко, оперативно, и они зачастую знают лучше заемщиков у себя в регионах. И поэтому мы настаиваем на том, чтобы оставшаяся часть 170 млрд руб. была выделена региональным банкам, но опять же с условием, что они должны наращивать кредитный портфель. Многие банки с небольшим капиталом, скажем, 1 млрд руб. (сейчас требования 25 млрд руб.) вполне устойчиво себя чувствуют, и они говорят о том, что им для того, чтобы спокойно себя чувствовать, деньги не нужны, но мы могли бы выдать дополнительные кредиты заемщикам, которых хорошо знаем, которые платежеспособны и успешно освоят эти деньги для развития экономики, для развития своего бизнеса».

О возможном снижении ставки ЦБ: «Первый шаг сделан, и он, скорее, является сигналом, все-таки 15% для рынка — это запретительная ставка, и многие предприятия, особенно в малом бизнесе, в обрабатывающих отраслях, не могут отработать в связи с низким уровнем рентабельности такие высокие ставки. Я ожидаю снижение. Думаю, что следующий шаг, скорее всего, будет сделан в марте, когда ситуация с инфляцией будет уже более понятная. Я думаю, что еще на два процентных пункта вполне может быть снижена ставка, в апреле ожидаю до 10%, и потом по ситуации. Вполне возможно, что инфляция будет ниже, чем планирует сейчас и мэр, и наш Центральный банк, и, соответственно, можно будет снижать ключевую ставку. Иногда правительство запугивает, вернее, берет на себя более жесткие ориентиры, а потом рапортует нам: «Мы хорошо поработали и получили благоприятные результаты — и доходов стало больше, и программы лучше финансировались, и инфляция оказалась ниже».

О валютных ипотечниках: «Естественно, из этой ситуации надо находить выход, и я считаю, что вполне расчетным путем можно вывести тот уровень конвертации рубля или доллара, по которому эти договоры можно пересчитать, определить реальную задолженность. И здесь два варианта решения проблемы: либо банк пересчитывает, и с ним надо договариваться, настоятельно работать по тому курсу, который выгоден и валютному заемщику, и банкиру. Я уверен, что расчетным путем эту цифру можно вывести. Либо второй вариант, когда валютную переоценку стоимости кредита выкупает Агентство по ипотечному жилищному кредитованию либо реанимированное Агентство по реструктуризации ипотечных кредитов, и оно уже заключает договор с заемщиком, щадящий договор, по которому этот заемщик рассчитывается. Тогда появляется возможность человеку спокойно выполнять свои обязательства, рассчитать свои силы и не тратить нервы на взаимоотношения с банками. Здесь не обойтись без государства».

«ЦБ сейчас будет закручивать гайки в отношении МФО»

О валютной ипотеке: «Государству для решения проблемы валютных ипотечников необходимо выделить около 10 млрд руб. На мой взгляд, правительство очень невнимательно относится к решению этой проблемы. Конечно, надо посчитать, надо определить точно, кого поддержать. Потому что некоторые, как говорят, были те, кто инвестировал, то есть брали валютные кредиты и покупали несколько квартир. Таких меньшинство, но они есть. Мои коллеги по фракции «Справедливая Россия» Крутов, Ушаков и Грачев внесли законопроект, который позволяет решить проблему валютных заемщиков, в том числе выделением денег из бюджета для того, чтобы компенсировать потери кредитным организациям. Там вполне разумные положения изложены, и я надеюсь, что в ближайшее время этот законопроект будет рассмотрен».

О микрофинансовых организациях: «Центральный банк подзажал кредитные организации, которые работают более цивилизованно, более легально и в более щадящем режиме выдают кредиты, чем микрофинансовые организации. В МФО процент часто превышает тысячу. Очевидно, что такой процент отработать невозможно, но люди считают, что они берут деньги на неделю, на три дня, смогут рассчитаться даже с высокими процентами. Но, к сожалению, бывает так, что взял на три дня, через три дня либо забыл, либо не смог получить зарплату, и начинается рост. ЦБ сейчас будет закручивать гайки, и мы ему помогли — приняли закон, по которому для МФО легально устанавливаются нормативы, проверки, реестры, многие другие требования, которые были для банков, теперь будут применяться для МФО. На мой взгляд, в Центробанке должно быть специальное подразделение, которое отслеживает сайты, очень активно взаимодействует с прокуратурой, МВД, со Следственным комитетом и быстро реагирует на то, что где-то вывешена реклама МФО. Это все противозаконно, и за это должна быть и есть уголовная ответственность».

Об увеличении пенсионного возраста: «Разговоры вокруг этого давно уже идут, уже было несколько попыток протащить эту идею. У «Справедливой России» есть своя позиция по пенсионной реформе, по финансированию пенсии, отказ, в том числе, от накопительной части и возврат к той распределительной системе, которая была до внедрения всех новаций в начале 2000-х годов. Мы этой позиции твердо придерживаемся и считаем, что средств вполне достаточно, чтобы работать по прежней схеме, выплачивать пенсии и повышать их с учетом инфляции, и не надо для этого менять пенсионный возраст».

Добавить комментарий