Антон Дроздов

115

Глава Пенсионного фонда России Антон Дроздов в интервью ИТАР-ТАСС рассказал о ходе пенсионных дискуссий в правительстве, собираемости страховых взносов в условиях замедления экономики и о будущем накопительной пенсий.

— На этой неделе в правительстве обсуждается бюджет. Вы в рамках этого процесса согласовываете трансферты в ПФР. Остались ли не согласованные с Минфином позиции?

— Практически все основные трансферты согласованы, осталось согласовать трансферты на обязательное пенсионное страхование и валоризацию (переоценка пенсионных прав — прим.ред.). Это связано с теми вопросами, которые будут обсуждаться в течение следующей недели — уровень индексации пенсий и предложение финансового блока отказаться выплаты фиксированной выплаты работающим пенсионерам (фиксированная выплата — это часть страховой пенсии — 3935 рублей с 1 января 2015 года).

— Каково ваше мнение по поводу идеи упразднить фиксированную пенсию?

— Эта тема уже обсуждалась, когда в 2012 году принималась правительством стратегия долгосрочного развития пенсионной системы. Ее основная идея состоит в том, что страховая пенсия — это страховка, компенсация от утраченного заработка, а  если пенсионер работает, то у него не утрачен заработок, а значит, ему можно не выплачивать пенсию. Тогда такое решение принято не было.  И сегодня для нас эта инициатива финансового блока оказалась  неожиданной. Ее нужно очень серьезно обсуждать, поскольку есть риски принятия такого решения. Например, если у пенсионера  низкая зарплата, скажем, 6 или 8 тысяч рублей, то 4 тысячи рублей для него — это значимые деньги.  Прежде чем принимать такие решения надо понять как поведут себя работающие пенсионеры- прекратят работать, уйдут «в тень»…

— Российская экономика замедляется, у компаний возникают финансовые проблемы. Это уже повлияло на собираемость страховых взносов?

— В прошлом году мы собрали страховых взносов на 14% больше, чем в предыдущем году. В этом году по итогам 8 месяцев рост поступлений сохраняется на уровне порядка 8%. Мы прогнозный план выполняем и по взносам на ОПС и на ОМС и считаем, что динамика очень неплохая. Но самое главное — это конец года, потому что почти треть годовых взносов поступает в четвертом квартале, и мы здесь во многом, конечно, заложники общей экономической ситуации. Но что касается эффективности администрирования, то у нас высокая собираемость — порядка 99%. Здесь мы применяем все имеющиеся механизмы работы с плательщиками.

— Кто входит в группу работодателей, с которых сложно взыскать социальные платежи?

— В основном это связано с банкротством предприятий. Когда предприятия входят в процедуру банкротства, то соответственно приостанавливаются все платежи. Здесь, к сожалению, есть тема, которая нас очень сильно заботит. Очередность взыскания платежей с банкротом установлена так, что страховые взносы — это четвертая очередь, хотя налоги — вторая. Мы считаем, что это несправедливо. Наше предложение заключается в том, чтобы перевести задолженность по страховым взносам (социальные страховые взносы с фонда оплаты труда предприятий — 30% — прим.ред.) во вторую очередь выплат, как и налоги, потому что  40-50% имеющейся задолженности перед ПФР приходится на предприятия, находящиеся в процедуре банкротства. Министерство труда готово нас поддержать в этом вопросе. Вторая важная тема — это задолженность у организаций, которые учреждены органами власти — ГУПы, МУПы, акционерные общества. Это государственная ответственность, однако существуют множество фактов, когда там накапливается задолженность.

— Правительство активно обсуждает переход на добровольную накопительную пенсии. Каково ваше видение того, как должна работать такая система?

— Это видение зафиксировано в стратегии развития пенсионной системы пенсионной системы. Мы исходим из того, чтобы можно было получать достойную пенсию, адекватную заработку, который получал человек в течение своей жизни. Для этого необходимо несколько источников. Из  государственной пенсионной системы (уровень в 40% заработка, с которого платились взносы), корпоративный источник, если работник и работодатель уплачивали взносы, и добровольный, если ваш заработок позволял вам делать личные пенсионные накопления. Мы считаем, что нужно стимулировать второй уровень — корпоративный. У нас сегодня  всего  порядка 8 млн таких застрахованных и 700 млрд рублей таких пенсионных накоплений. Один из шагов — возможность уплаты тарифов за тех, кто выходит на пенсию досрочно с вредных и опасных производств, не к нам в ПФР в виде доптарифа, а в корпоративную систему.  Мы готовим соответствующее предложение — считаем, что нужно подключить государственное софинансирование. Это снизит нагрузку на Пенсионный фонд, простимулирует предпринимателей модернизировать рабочие места.

— Как вы относитесь к предложению переложить на работодателей выплаты льготникам?

— Каким должен быть механизм, нужно обсуждать.  Тренд нам понятен, мы считаем, что он правильный.

— Бюджет на трехлетку довольно сложен, есть ли у вас внутренние резервы для экономии?  Ваши критики, например, из ОНФ, говорят о том, что ПФР расходует деньги  на строительство роскошных офисов для фонда.

— Мы конструктивно воспринимаем критику, это обратная сторона повышения эффективности. Мы обсуждали и обсуждаем эти вопросы, в том числе и с ОНФ. Замечу, что здания мы строим не для работников, а для людей, которые к нам приходят, а это много миллионов пенсионеров, инвалидов, мам с детьми и все плательщики страховых взносов. Но мы так же, как и все, озабочены ситуацией. Мы  рассматриваем возможность сокращения персонала, всех расходов на содержание системы через механизм госзакупок. Мы открыты для сотрудничества. Например, если речь идет о неудачных архитектурных решениях, мы готовы к общественному обсуждению.

— Каковы на ваш взгляд основные риски для пенсионной системы в целом?

— Основные риски для пенсионной системы всегда лежат в двух плоскостях —  в демографии и макроэкономике.  На мой взгляд, демографические риски были несколько преувеличены. Момент, когда в одной точке должны сойтись количество работающих и количество пенсионеров, отодвигается. В макроэкономике сложно выстраивать тренды,  поэтому в арсенале нужно всегда иметь инструменты для сбалансированности системы.  Например, стимулирование более позднего выхода на пенсию, усилению требований к входу в систему- к примеру к минимально необходимому стажу, дающему право на пенсию. Было пять лет, а будет 15. Кроме того, основной принцип страховой системы в том, что все должны платить взносы полностью по полному тарифу. Но есть льготы, которые дало государство.  Если государство не может за кого-то заплатить, то нужно принимать решение об отмене льгот или поиску финансового источника. Это касается досрочного выхода на пенсию, других льгот. Перекрестного субсидирования, когда у кого-то один тариф, у кого-то — другой,  быть не должно.

Беседовал Глеб Брянский

Добавить комментарий