Антонио Жозе Валлим Геррейро

232

Посол Бразилии в Российской Федерации Антонио Жозе Валлим Геррейро в преддверии саммита БРИКС в Уфе рассказал корреспонденту «Интерфакса» Алексею Эйбоженко об отношении бразильцев к этой организации и перспективах развития двусторонних отношений с Россией.

— Какие ожидания у Бразилии от предстоящего саммита БРИКС в Уфе? Какие темы будут приоритетными для Вашей страны?

— Мы ожидаем, что саммит в Уфе пройдет в очень продуктивной форме, активно ведется работа по наполнению повестки дня. Она будет связана непосредственно с практическими шагами, так как решения, принятые на прошлогоднем саммите в Форталезе (Бразилия – ИФ), на данный момент уже перешли в практическую плоскость, начали исполняться. Поэтому мы ожидаем, что саммит в Уфе пройдет не менее успешно, чем в Форталезе.

—  На саммите в Форталезе было принято решение об учреждении Нового Банка развития и валютного фонда  в рамках БРИКС. Сможет ли Бразилия в условиях финансового кризиса выполнить взятые в связи с этим на себя обязательства?

— Действительно не секрет, что на данном этапе Бразилия столкнулась с непростой экономической ситуацией. Примерно похожую ситуацию мы можем констатировать и в России, у нас похожие проблемы: это и рост инфляции, и нехватка инвестиционных ресурсов для финансирования инфраструктурных проектов, а также ряд других сложных вопросов, которые мы разделяем и которые для нас являются общими. Но, несмотря на все сложности, могу сказать, что Бразилия имеет необходимые резервы для выполнения всех взятых на себя финансовых обязательств в рамках финансирования работы новых институтов БРИКС – нового банка развития и фонда валютных резервов. Подчеркну, что по имеющееся у меня на данный момент информации, все страны-участницы БРИКС ратифицировали соглашение о создании Банка, тем самым приняли на себя все условия, и мы можем быть уверены в том, что Банк заработает в соответствии с имеющимися планами.

— Как в Бразилии в целом видят роль БРИКС в современном мире и не рассматривают ли в качестве противовеса влиянию стран Запада на международной арене?

— Подчеркну, что, по мнению Бразилии, роль БРИКС не заключается в противостоянии кому-либо или чему-либо. Цель нашей группы исключительно позитивна и заключается в продвижении реформ в тех областях, в которых они необходимы. Цель может быть сформулирована как улучшение мирового порядка в том плане, чтобы он в большей степени отвечал жизненным интересам наших стран. Поэтому мы не стараемся разрушить существующий порядок, отменить существующие правила, наоборот, мы стремимся к позитивным реформам.

 — Считает ли Бразилия целесообразным дальнейшее расширение БРИКС? В частности, поддержит ли Ваша страна присоединение к объединению Аргентины? 

— В прошлом году в прессе появились сообщения о желании Аргентины присоединится к группе БРИКС, но на самом деле мы не получили ни одного официального запроса о рассмотрении возможности подобного вступления. Поэтому все эти сообщения де-факто не вышли за пределы спекуляций в СМИ в Буэнос-Айресе. Подчеркну, что на данный момент у группы БРИКС нет цели расширяться и принимать новых членов. Наша основная задача – интенсифицировать те контакты, то сотрудничество, которое мы развиваем между пятью ныне действующими членами, и вывести все планы в практическую плоскость.

— Если такой запрос поступит от какой-либо страны, будет ли БРИКС, и в частности, Бразилия, его рассмотреть и ответить на него положительно?

— Крайне сложно что-то утверждать и обещать по гипотетическим вопросам. Поэтому, в целом, могу сказать только то, что все действующие страны-члены БРИКС готовы к совместному обсуждению любых инициатив и просьб, но подчеркну, что на данный момент инициатив по расширению нет ни со стороны БРИКС, ни официальных запросов от других государств.

— Вы сказали, что основной целью группы является работа во благо народов стран-участниц БРИКС. В Бразилии ощущают какие-то реальные плоды этой работы? Ожидаете ли Вы в ближайшее время, в том числе и на саммите в Уфе решений о дальнейшей интеграции в рамках БРИКС в различных сферах, в том числе за счет учреждения совместных институтов, аналогичных новому Банку развития?

— Начнем с того, что Бразилия, как и вся группа БРИКС, не ставит перед собой целью экономическую интеграцию экономик всех стран-членов. Наша задача — это координация совместных усилий и действий на международных площадках, но мы не собираемся объединять наши экономики. Речь идет в большей степени о регулировании и установлении общих правил, которых мы должны придерживаться. У каждой из стран БРИКС есть свои собственные интеграционные интересы в своих регионах: Россия является членом Евразийского экономического союза, Бразилия является членом Меркосур (Общий рынок стран Южной Америки-ИФ). Поэтому, что касается углубления сотрудничества в других сферах, то давайте подождем, что покажет год российского председательства в БРИКС. В повестке дня на этот год значатся порядка ста заседаний и рабочих совещаний, на которых предстоит выработать понимание, в каких сферах деятельности, помимо Банка развития и Фонда валютных резервов, у нас есть совместные интересы, которые мы могли бы развивать на благо всех.

Что касается впечатления и настроя самих бразильцев относительно участия в группе БРИКС, то показателем является пример парламентского форума БРИКС, которые прошел несколько дней назад в Москве. Для участия в нем приехали 20 парламентариев от Бразилии, и они, являясь представителями бразильского народа, выразили большой энтузиазм по поводу их парламентского формата взаимодействия, а также по вопросу перспектив углубления сотрудничества во всех сферах деятельности группы БРИКС.

Мы дипломаты, политики привыкли слышать вопросы о том, какие конкретно результаты принесет то или иное заседание или мероприятие. Крайне сложно давать количественные и качественные оценки эффекта от подобных саммитов и объединений в краткосрочном периоде. БРИКС — это организация, позитивный эффект от которой мы увидим в перспективе. На данный момент сложно предугадать, чем обернется каждый небольшой шаг. Возможно, результат от какого-либо маленького шага будет существенный, но все это мы увидим в перспективе.

— Бразилия ощущала бы себя хуже, находясь вне формата БРИКС?

— На этот вопрос могу сказать, что население Бразилии удовлетворено членством страны в БРИКС. Вполне допускаю, что вне этой группы ситуация в стране не вызывала бы такого энтузиазма и позитивных надежд, как сейчас. Люди, на самом деле, возлагают большую надежду на БРИКС, мы считаем, что сам формат крайне перспективен, так как в него входят крупные страны, которые обладают существенным весом на международной арене. При этом мы очень разные в плане культуры, языков и прочих социальных аспектов. Но наша сила в разнообразии- все вместе мы представляем группу стран с населением, которое составляет большую часть населения планеты. Все наши народы считают, что подобный формат может принести в дальнейшем позитивный результат.

— В последнее время наблюдается значительная активизация двусторонних отношений между Бразилией и РФ. С чем это связано, и какую выгоду для себя видит Бразилия в этом взаимодействии?

— Феномен того, что наши страны начали столь активно развивать сотрудничество может быть объяснен достаточно просто: у нас исторически не было сотрудничества в течение очень продолжительного периода времени. По большому счету, наши торгово-экономические и культурные связи начались всего 15-20 лет назад. Поэтому, учитывая тот огромный потенциал наших стран, и культурный, и финансово-экономический, рывок в наших отношениях столь заметен. Более того, раньше взаимодействию граждан наших стран, безусловно, мешали большие расстояния. Но с тех пор, как в 2010 году вступило в силу соглашение о взаимном отказе от визовых требований при краткосрочных поездках, безусловно, поток туристов и предпринимателей заметно увеличился и продолжает расти. Все это завязано и на экономических причинах: росте товарооборота, который способствует этому в значительной степени. Сейчас мы можем констатировать, что совокупный товарооборот за прошлый год составил более $6 млрд.

— Россия уже больше года живет в условиях санкций и контрсанкций. Как относятся к этой ситуации в Бразилии? Видят ли в этом какую-то выгоду для себя, и как это влияет на отношения с РФ?

— Я всегда особо подчеркиваю, что Бразилия пришла на российский рынок не для того, чтобы кого-то вытеснить или занять чужие места. Задача Бразилии — оказывать институциональную поддержку нашему частному бизнесу. Правительство само по себе не покупает и не продает ничего в России, все взаимоотношения ведутся между частными предпринимателями, которые, в свою очередь, развивают свою деятельность в тех сферах, которые экономически и финансово для них выгодны. Они основываются на показателях своей прибыли и своих собственных интересах. Поэтому именно на данный момент мы не можем количественно измерить насколько мог бы возрасти экспорт и импорт между нашими странами, и в каких именно сферах это могло бы произойти. Мы можем только констатировать, что взаимный интерес российских и бразильских предпринимателей  друг к другу продолжает расти.

— В СМИ проходила информация о том, что Бразилия заинтересована в приобретении у России зенитно-ракетных комплексов «Панцирь-С». Когда ожидается подписание контракта и чем обусловлен интерес Бразилии к этим комплексам?

— По имеющейся у меня информации, приобретение российских зенитных комплексов «Панцирь-С» планируется в первой половине 2016 года. Задержка была вызвана тем, что в федеральном бюджете этого года не было заложено достаточных средств на оплату указанного вооружения. В любом случае, принципиальное решение о покупке принято и соответствующая сделка будет заключена.

— Готова ли Бразилия в ближайшей перспективе перейти с Россией на расчеты в нацвалютах?

— Я не исключаю возможности рассмотрения идеи перехода на взаиморасчет в национальных валютах, но это технический вопрос и очень сложная тема, которая требует обсуждения на экспертном уровне. Я не специалист в монетарных и финансовых отношениях, поэтому давайте оставим перспективы подобного перехода нашим центральным банкам.

Добавить комментарий