Елена Докучаева

295

Профессию коллектора романтичной не назовешь. Более того, у определенной категории граждан сборщики долгов вызывают легко объяснимую ненависть. Но, если вдуматься, они лишь элемент равновесия природы — такое же естественное и неумолимое явление, как приход зимы или земное тяготение. О том, почему глупо не любить коллекторов, корреспонденту ИА «Клерк.Ру» Сергею Васильеву рассказала Елена Докучаева, генеральный директор агентства «Секвойя Кредит Консолидейшн» .

Никакому закону работа коллектора не противоречит

Елена, как вы относитесь к тому мнению, что деятельность коллекторов в принципе незаконна, и любой должник имеет право отказаться от общения с ними? Такой позиции придерживаются не только отпетые маргиналы, но и некоторые вполне авторитетные люди.

Ну, прежде всего, мнения есть разные. Роспотребнадзор, например, говорит, что нельзя передавать долги коллекторам, а Высший арбитражный суд считает по-другому. Я ориентируюсь прежде всего на судебную практику.

Уточню. Если мы говорим о комиссионном взыскании (то есть случае, когда мы выступаем посредником между банком и должником), то мы выполняем те же функции, что и, например, адвокаты, занимающиеся урегулированием задолженности. Никакой действующий закон не препятствует работе посредника при урегулировании задолженности. Она не противоречит ни закону о банках, ни Гражданскому кодексу.

А должник, который «понахватался» знаний и на звонок коллектора отвечает «идите прочь, я вас знать не желаю, подавайте в суд» — он имеет на это право?

Я считаю, что нет. Конечно, любой человек может отказаться говорить и с кредитором, и с посредником. В этом случае он оспаривает либо сам факт существования долга (допустим, настаивает, что кредит был получен по подложным документам), либо сумму задолженности. Видимо, действительно проблему надо обсуждать в суде, если не хватает аргументов убедить его в обратном. А задача коллектора — как раз объяснить человеку, как образовался его долг. Тогда, собственно говоря, не возникает потребность идти в суд.

То есть коллектор – это просветитель? Но ведь потом неминуемо начинается моральное давление.

Наверное, коллекторы сами виноваты, что в обществе присутствует такой стереотип о них. Что такое профессиональный коллектор? Это человек, который задает вопросы и умеет слушать ответы — чтобы найти решение, которое устроит обе стороны. Оно может заключаться либо в рассрочке, либо в немедленном погашении задолженности, либо в дисконтировании, либо в переходе к принудительному взысканию через суд. Хотя я не вижу большой доблести в поведении должника, который призывает к судебному взысканию. Для него это означает просто дополнительные затраты: расходы кредитора на судебное производство плюс проценты исполнительного сбора, который ему принесет судебный пристав. Нужно ли ему это? Или все-таки имеет смысл до суда не доводить? В моей практике не было еще ни одного случая, когда суд принял бы решение не в пользу кредитора.

Людей раздражает не просветительство, а то, что проценты и штрафы нарастают как снежный ком. В итоге от клиентов некоторых банков через год требуют заплатить в несколько раз больше той суммы, которую они занимали.

А есть договор с банком. Вы когда его подписываете, то соглашаетесь на предложенные условия.

Договор — отдельная тема. Нередко люди жалуются, что банки всеми силами пытаются не допустить, чтобы этот документ попал в руки заемщика.

Так не бывает. Лучше не говорить о легендах и мифах. Если у клиента нет бумажной версии, он всегда может запросить ее в банке. Поймите правильно: я не говорю, что проблем вовсе не существует. Нужны законы — о потребкредитовании (который пытаются разработать уже лет семь), закон о взыскании задолженности и закон о банкротстве физлиц.

Но если коллекторы, как вы говорите, и сейчас действуют полностью в правовом поле, то зачем нужны эти законы?

Заметьте, я говорю не о законе отдельно о коллекторских агентствах, а о законе о взыскании задолженности. В нем будет прописана защита прав должников – в большей степени, чем есть в действующем законодательстве.Он будет равно действовать и для коллекторов, и для тех кредиторов, которые самостоятельно занимаются возвратом задолженности. Я бы, кстати, отметила, что коллекторы нередко намного более этично ведут переговоры, чем собственные службы взыскания банков. Потому что наша репутация — наш основной актив. По крайней мере, для тех, кто пришел на рынок всерьез и надолго. Сообщество очень большое, кто-то однажды отправил должникам конверты с черепом и костями, и всем эта глупость аукнулась.

А сколько коллекторов в России?

А как их подсчитать? Ведь нет кода, который бы соответствовал коллекторской деятельности, нет какой бы то ни было сертификации, аккредитации, лицензирования…

То есть любой может заняться этим делом?

Если найдет, в чью пользу будет взыскивать. Вот Вы, например, после нашего разговора можете заняться взысканием. И это, я считаю, опасно. Это достаточно деликатная область, и к ней должны быть соответствующие требования. В том числе по страхованию профессиональной ответственности. Вы ее не застрахуете, если не докажете страховой компании, что вы действительно профессионал.

А в чем заключается профессиональная ответственность?

Страхование нужно от того, что кто-то из сотрудников нарушит правила взыскания задолженности.

То есть от судебного преследования?

Да. Или от потери документов. Есть еще закон о персональных данных, и коллекторы являются операторами по их обработке.

Кстати, есть мнение, что когда банки передают коллекторам сведения о заемщиках, то тем самым нарушают закон о персональных данных.

Думаю, что это мнение нельзя распространять на всех коллекторов, скорее речь идет о том, что не все коллекторы соблюдают требования ФЗ «О защите персональных данных», кредиторам следует более внимательно относиться к выбору партнеров.

Вернемся назад. Если должник по телефону посылает вашего сотрудника в суд, что вы будете делать дальше?

Продолжим звонить и писать письма. Подавать в суд — это конституционное право должника, но он не может заставить сделать это кредитора. Тот имеет право выбирать, как именно он будет взыскивать долг — через суд, в досудебном порядке или вообще продать долг. Но я не сталкивалась с ситуацией, когда должники идут в суд.

Беда России в том, что у нас очень низкий уровень финансовой грамотности. А россиянам свойственно еще и полагаться на авось. Сейчас, мол, я подмахну все, и потом у меня все будет хорошо. А может быть нехорошо. Некоторые вообще не понимают, почему кредит надо гасить не в конце срока действия договора, а каждый месяц, и откуда потом берутся эти штрафные проценты.

И не надо лукавить — и банки, и коллекторы регулярно сообщают должнику о сумме его задолженности, о процентной ставке на этот долг. Так зачем же доводить долг до такого состояния, когда он вырастает на 300%? Давайте переведем это в плоскость того, что нам абсолютно не свойственно — ответственности.

Несколько лет назад отдельные банки очень любили рассылать кредитки по почте. Неразумные тети Маши и дяди Васи немедленно обналичивали весь доступный лимит и до поры до времени забывали о долге. Что вы думаете об этой практике?

Ну, для того чтобы активировать карту, им нужно было прийти в банк и принять на себя кредитные обязательства. Мне известно несколько случаев, когда можно было активировать карту по телефону, но это карты, которые выдавались уже бывшему клиенту банка, который уже брал кредит раньше. Да и по телефону вы должны назвать целый ряд конфиденциальной информации. Так что о мошенничестве речи не идет.

А то, что люди не понимали, какую ответственность на себя берут — такая проблема есть. Но ее можно рассматривать, к сожалению, только в плоскости морально-этической.

Но ведь речь идет о том, что банки навязали кредиты некредитоспособным людям.

Это еще один миф. Банки оценивали их кредитоспособность. Это, может быть, страшная правда, но ни один банк не выдает кредит просто так. То, что банк, присылая карту, не пишет большими буквами наиболее опасные моменты, можно оценивать, повторюсь, к сожалению, только в плоскости морали. Есть банки, которые борются за финансовую грамотность. А есть те, которые пишут мелким шрифтом, и это их способ продаж. Надо читать.

И я бы не говорила о навязывании. В России существует культ потребления, люди стараются жить не по средствам. Берут в кредит намного больше, чем могут себе позволить. Но тогда, может, каждому задуматься — а нужна ли ему эта сумка или этот холодильник, или машина? Выбор-то делает человек, а не банк.

Перечень ваших методов воздействия на должника ограничен законом?

Ограничен действующим законодательством и общими морально-этическими принципами.

Почему для банков коллекторы эффективнее, чем судебные приставы?

Потому что это наш бизнес. Мы вкладываемся в наши операционные системы, аналитические системы, в бизнес-процессы. И это большие инвестиции. Когда государство начнет вкладываться так же в судебных приставов, возможно, мы сравняемся по эффективности.

Некоторые ваши коллеги активно продвигают идею допуска коллекторов к сбору долгов в пользу государства.

Ну, не только коллеги. Государство и само об этом говорит.

Что-то я не услышал энтузиазма в голосе руководителя ФНС Михаила Мишустина, когда ему напомнили о такой инициативе.

Возможно, это не вопрос сегодняшнего дня.

Чем занимаются антиколлекторы, и эффективна ли их работа?

Я думаю, что антиколлекторы занимаются тем, что зарабатывают на доверчивости граждан. Они заявляют, что сделают что-то, в результате чего должник перестанет быть должником.

Вроде адвоката?

На своих объявлениях они прямо обещают, что возвращать долг не придется. А возвращать его придется.

Но раз этот бизнес существует, то он успешен.

Я с антиколлекторами в нашей работе не сталкивалась. Ни в одной стране Европы, кстати, антиколлекторов нет. Есть институт кредитных советников. Речь идет о консультациях должнику по управлению его бюджетом: где еще заработать или на чем сэкономить. Иногда ведь достаточно бывает просто от кофе отказаться. И если бы антиколлекторы занимались этим благим делом (которым сейчас занимаются коллекторы), они бы приносили реальную пользу.

Добавить комментарий