Николай Корженевский

151

Рубль резко ослаб после заявления Центробанка о намерении ежедневно покупать от $100 до 200 млн на внутреннем рынке. Курс доллара на открытии торгов составил 50,7 руб. В среду американская валюта торговалась ниже отметки в 49 руб. Евро в начале дня укрепился до 57,15 руб. Управляющий фонда KR Capital Николай Корженевский обсудил тему с ведущей «Коммерсантъ FM» Оксаной Барыкиной.

Цель намерений Банка России — пополнение международных резервов. Согласно заявлению ЦБ, валютные интервенции осуществляются с 13 мая равномерно, в течение каждого торгового дня. Такой режим необходим для минимизации влияния на динамику валютного курса. Кроме того, объем операций может быть скорректирован.

— Почему регулятор принял такое решение именно сейчас?

— Я не вижу здесь какого-то принципиально нового решения как такового. В этой публикации, в этом шаге я выделили бы два момента. Во-первых, нужно помнить, что у Центрального банка есть право проводить интервенции. Мне кажется, что Центральный банк хотел пояснить рынку, что если раньше он выходил с интервенциями в принципиально иной ситуации, когда рубль падал, и характер интервенций был другой, это были масштабные интервенции, направленные на то, чтобы поддержать валюту, то есть крупные разовые выходы на рынок, то теперь Банк России поясняет, что опять вернется на рынок, но в силу изменения ситуации интервенции тоже должны быть другими. Не сразу $10 млрд, потому что Крым, а в день по 100-200 млн для пополнения резервов, для сглаживания колебаний.

Но и здесь же вторая вещь, которую нужно понимать в этом решении: у ЦБ и так было право проводить интервенции. Так что, несмотря на фразу о рубле, в комментариях в пресс-релизе ЦБ пишет, что эти интервенции не направлены на то, чтобы привести курс рубля к какому-то значению. Все-таки здесь есть элемент словесных интервенций, все-таки немного ЦБ лукавит и хочет ослабить рубль тем, что еще раз напоминает рынку о своем присутствии и о том, что он бдит.

— То есть когда дошли до 49, и уже не первый раз, и поэтому принял решение сейчас остановить укрепление рубля?

— У ЦБ есть какое-то психологическое понимание, что сильно ниже 50 быть не должно.

— Но это, наверное, не только психологическое, но еще и высчитывают, учитывая размер цен на нефть?

— На нефть, да, но есть пресловутая формула. Нужно бы еще смотреть на то, какие курсы устроят наших крупнейших экспортеров и вообще бизнес. Понятно, что экспортерам хочется как можно ниже рубль видеть, но все-таки в пределах разумного, ниже чего нельзя опускаться валюте, чтобы нормально выполнялись инвестиционные программы и все прочее.

Эти расширения, безусловно, есть. Но цены на нефть сейчас находятся чуть ниже $70 за баррель. Даже если брать максимальный дисконт по российским сортам, то все равно выше $65 за баррель. Такие цены на нефть полностью оправдывают, с фундаментальной точки зрения, нынешние котировки рубля. Мы видели данные по торговому балансу недавно, тут каких-то фундаментальных сильных искажений нет. Поэтому, на мой взгляд, психологически выбрано 50 руб. за доллар.

ЦБ не ляжет костьми, чтобы рубль вообще не укреплялся дальше, но все же нужно вспомнить, что ЦБ и повышал ставки по валютному РЕПО несколько недель назад последовательно, давая понять рынку, что валюта уже слишком дешевая, и начал увеличивать объемы операций рублевого РЕПО, и теперь эта словесная интервенция и фактически выход на рынок.

— Но и снижение ключевой ставки, наверное, тоже здесь влияет?

— Да, ставка тоже, естественно. Я был удивлен тому, что на последнем заседании снизили всего на 150 базисных пунктов, но это отдельный разговор. Да, безусловно, вы правы, и смягчение монетарной политики тоже хорошо ложится в это общее русло мер, которые так или иначе, прямо или косвенно должны влиять на курс рубля.

— Этот объем, 100-200 млн, — это существенно для рынка?

— Это очень интересно. Мне бы хотелось посмотреть, дождаться статистики по интервенциям ЦБ, потому что пресс-релиз написан от 13 мая. Это означает, что теоретически в среду ЦБ такие интервенции уже мог бы проводить. Очень хочется посмотреть на статистику. В пятницу мы только получим цифры, с опозданием на день мы узнаем информацию об интервенциях Банка России.

В отчете по факторам формирования ликвидности будет понятно, проводил ли он интервенции в среду. Если проводил, то это и есть ответ на ваш вопрос. Мы видели, что творилось в среду с рублем, как он быстро рос. Даже если Центральный банк на рынке присутствовал, рынок его просто не заметил. 100—200 млн — это, конечно, не много, при условии, что и внешний фон, и цены на нефть, и геополитика будут дальше благоприятствовать рублю.

— Этот шок, который сейчас испытал рынок, сколько продлится, как вы думаете?

— Думаю, что не долго. Общее настроение пока по валютам развивающихся стран, по рублю в частности, позитивное. Мы видим, что американская валюта снижается на глобальных площадках, из-за этого сырье движется вверх, это один из факторов. Думаю, что это разовый шок.

В четверг, конечно, еще рынок поосторожничает, а если фундаментально ничего не поменяется на остальных фронтах, то я думаю, что рубль может вернуться к укреплению. Другой вопрос, что это все равно какое-то краткосрочное движение. Фундаментально и среднесрочно, конечно, рубль сейчас находится на очень высоких уровнях. Естественно, я бы ждал снижения рубля к сентябрю на существенную величину, но уже совершенно по другим причинам и вне зависимости от действий Центрального банка.

— А то, что в июне, как вы считаете, понизит, не понизит ставку?

— Думаю, что понизит. Центральный банк поставил перед собой задачу — убрать все экстренное повышение ставки, которую он сделал в декабре, тогда на 650 базисных пунктов повысили, повышали с 11 до 17,5. Думаю, что до 11, по крайней мере, есть желание у Центрального банка ставку довести. Ставку повышали тогда в ответ на проблемы на валютном рынке. ЦБ сам говорит о том, что сейчас эти проблемы исчезли, и, соответственно, вполне закономерным было бы желание и действие по нормализации политики и снижение ставок еще на 100-150 базисных пунктов.

— И все-таки про сентябрь: почему вы считаете, что к сентябрю понизится?

— У нас настоящее свободное плавание, и свободное плавание в условиях достаточно низкого ликвидного рынка для валютного рынка. Не такой емкий рублевый рынок, и сезонные факторы в таких условиях всегда проявляются очень ярко. У нас начало года всегда очень неплохо выглядит с точки зрения притока валюты, по торговому балансу, по другим счетам платежного баланса. К июлю, августу у нас, наоборот, максимальный спрос на валюту сезонный и минимальный приток валюты в страну. Я думаю, что на курсе это, безусловно, скажется.

Добавить комментарий