Петр Фрадков

112

Созданный на базе ЭКСАРа и Росэксимбанка центр поддержки экспорта рассчитывает в 2015 году увеличить в 1,5 раза объем покрытия экспортных сделок и выдать экспортные кредиты на 50 миллиардов рублей, сообщил в интервью РИА Новости первый зампред правления Внешэкономбанка Петр Фрадков. По его словам, основной потенциал по наращиванию расчетов в валютах, альтернативных резервным, — это юань. Однако для активизации данного процесса необходимо увеличение срока действия свопов, считает он.

— Какой объем экспортных сделок был поддержан группой Внешэкономбанка в 2014 году?

— С 2013 года, когда во Внешэкономбанке был создан профильный департамент, мы поддержали экспортные контракты на сумму более 1,59 триллиона рублей. Объем портфеля экспортных кредитов по состоянию на май 2015 года составил 46 миллиардов рублей, объем гарантийного портфеля – 193 миллиарда рублей.

— Какие планы у структур Внешэкономбанка на 2015 год?

— На этот год планы амбициозные. Мы ориентируемся на цифры, заложенные в дорожную карту по экспорту. К концу 2015 года объем экспортных кредитов должен превысить четыре миллиарда долларов. Сам ВЭБ должен предоставить финансирование примерно на 3 миллиарда долларов. Кредитный портфель банка за последние годы у нас увеличился больше чем в семь раз. По линии нашего дочернего агентства ЭКСАР цель — увеличить на 50% объем покрытия экспортных сделок. То есть если у нас в 2014 году был объем покрытия на 3-4 миллиарда долларов, то необходимо довести его до 6 миллиардов долларов.

Росэксимбанк в прошлые годы был недокапитализирован, но теперь он должен активно включиться в работу и увеличить кредитный портфель многократно. В 2015 году мы надеемся выйти на цифру в 50 миллиардов рублей профинансированного экспорта, при этом основной упор Росэксимбанк будет делать на средние компании. Потенциал прироста экспорта как в абсолютном выражении, так и с точки зрения количества компаний-экспортеров, – это, конечно, средний бизнес. Крупных компаний – счетное количество, и если мы говорим об увеличении экспорта у них, то это могут быть только разовые проекты.

Что касается предоставления госгарантий, то в 2015 году лимит по ним сокращен. Это связано в том числе с запуском механизма страхования экспорта. По сути, это такой же инструмент гарантирования, только более гибкий и оперативный.

— Какой объем субсидий на компенсацию процентной ставки выделен на этот год?

— В этом году одобрено субсидий на 4 миллиарда рублей для ВЭБа, хотя потребность намного больше. Для Росэксимбанка одобрено 3 миллиарда рублей, раньше банк не имел доступа к этому инструментарию. По линии ВЭБа более 30 проектов могут претендовать на субсидии, по линии Росэксимбанка – порядка 80.

— Как идет работа вновь созданного центра поддержки экспорта?

— Раньше мы говорили только о программах финансовой поддержки экспорта. Но в текущих условиях нужны и нефинансовые меры. Новый центр как раз должен объединить в себе два этих направления.

Сейчас пришло понимание, что для реального содействия масштабному наращиванию экспорта нужно создавать систему «одного окна», через которое экспортер получит весь спектр услуг по поддержке своей продукции на зарубежных рынках. При этом это окно должно работать, не отбирая функционал у профильных ведомств, а выступая в своем роде связным для экспортера. Центр в идеале должен действовать так, чтобы экспортер вообще не знал, как работает тот или иной механизм поддержки, он должен получать результат в виде решения своей проблемы.

Сейчас мы уже разработали линейку продуктов центра, их всего восемь, они покрывают стадии экспорта товаров и услуг от момента инициации проекта до решения локальных вопросов — это и финансирование, и страхование, и консультирование, решение налоговых вопросов, таможенного оформления, сертификации и адаптации на внешних рынках, а также защита прав интеллектуальной собственности, регуляторные вопросы.

На первом этапе центр не будет вводить плату за свои услуги — хотим начать и попробовать, что у нас получится с точки зрения наших продуктов, как они будут работать, как мы сможем выстроить клиентский сервис. Только после этого, поняв, что нового миру мы можем принести, в чем настоящая добавленная стоимость, наверное, мы начнем говорить о возможных комиссиях. Потому что качественная услуга она априори должна быть платной.

Чего не хотелось бы точно – это того, чтобы центр превратился в очередную посредническую структуру между государством и бизнесом. По состоянию на сегодняшний день центр капитализирован на 3 миллиарда рублей, принят его устав, назначены исполнительные органы управления.

— А какова будет судьба уже существующих финансовых структур – ЭКСАРа и Росэксимбанка?

— Они решают очень важные задачи, связанные с работой инструментария финансовой поддержки, – один страхует экспорт, другой кредитует его. Они должны стать дочерними структурами центра и формировать свой блок, сконцентрированный на финансовой поддержке.

— Готовятся ли новые сделки по поставкам самолетов Sukhoi Superjet?

— Коллегам удалось договориться со второй по величине авиакомпанией Мексики – Interjet – о поставках самолетов. Уже продано 15 самолетов, речь идет о поставках еще как минимум пять, возможно, и 15 самолетов. Мексиканская компания эксплуатирует самолеты с максимальным удовольствием и не имеет вопросов к качеству и его экономике.

Для Sukhoi Superjet с точки зрения продажи на внешние рынки очень важно заработать имя и чтобы образовался так называемый вторичный рынок – чтобы самолет полетал, поэксплуатировался.

С новыми покупателями сейчас переговоры ведет сам производитель. В качестве потенциальных заказчиков звучат как Китай, так и некоторые страны Европы и страны АТР – Вьетнам, Лаос.

Обсуждались вопросы поставок в страны Западной Европы, потому что самолет как раз для регионального использования очень удачный – и бельгийцы, и немцы, и итальянцы в свое время обсуждали. Что сейчас получается, а что нет, нам пока неизвестно. Некоторые проработки есть, но, возможно, они сейчас не в активной фазе. Задача группы Внешэкономбанка – подключиться на этапе выбора схем финансирования. Договоренности в первую очередь достигаются между производителем и покупателем.

— При обсуждении поставок самолетов в Китай звучала возможность проведения расчетов в национальных валютах. С другими странами подобные переговоры ведутся?

— Основной потенциал в расчетах в нацвалютах — это Китай. Но здесь есть важные нюансы, которые касаются свопов, которые прорабатывают наши национальные банки. Это важный вопрос, от которого мы зависим.

ВЭБ подписал с китайскими банками соглашения на привлечение ресурсов в юанях, но вопрос свопов пока, к сожалению, не решен.

Схема, которая сейчас существует, предполагает торговые операции до года, мы считаем, что этого срока недостаточно. Надо как минимум продлить до трех лет, а по-хорошему и на больший срок. Мы ставим этот вопрос перед руководством Центрального банка в том числе. Коллеги работают над этим и прорабатывают схемы, которые возможны для того, чтобы своп в национальных валютах заработал.

Добавить комментарий